В ДЖУНГЛЯХ ЛАОСА

Лаос

Мемуары дипломата специально для сайта «Дорога на Килиманджаро»

- Мы , кажется, заблудились, — сказал наш проводник, тревожно оглядываясь по сторонам.
«Так оно, видимо, и есть,- подумали мы.
Уже начало темнеть. Над джунглями были видны последние багровые лучи заходящего солнца. Лес вокруг нас быстро начал погружаться в темноту как обычно бывает в тропиках. Речушка, по которой мы плыли, становилась все мельче и мельче, так что кому-то из нас по очереди приходилось выпрыгивать из лодки и выталкивать ее с мели.

По плану мы должны были уже прибыть в намеченную деревню. А ее все не было видно. Видимо, наш проводник выбрал не тот приток из многочисленных ответвлений реки Намнгым, по которой мы начали свое водное путешествие, если не считать стокилометровую езду по шоссе на север от столицы Лаоса- Вьентьяна до поселка, где жил обслуживающий персонал гидрозлектростанции, снабжающей энергией почти половину страны.

Автор в джунглях Лаоса

Идея об этой поездке созревало довольно долгое время и наконец созрела. Она была,по существу, инспирирована лаосскими властями. Ее, идеи, суть заключалась в том, чтобы показать результаты усилий властей страны в приобщении части населения республики, занимающейся выращиванием и сбытом опийного мака, к цивилизованной и законопослушной жизни.

Надо сказать, что так исторически сложилось, что национальная группа лао-тенгов, составляющая примерно четвертую часть населения страны, проживавшая когда-то в низинных речных долинах, была вытеснена в свое время более сильными племенами в горные районы джунглей и вынуждена поселиться на лесных горных склонах. Здесь не было плодородных земель, на которых можно было выращивать рис, основной продукт питания ,чем они раньше преимущественно занимались. Поэтому лао-тенги стали сеять и сажать то, что растет на неорошаемой почве. А на горных склонах, оказывается, прекрасно растет и плодоносит мак, из которого можно получить опиум. На нем можно заработать хорошие деньги, при этом не надо тяжело работать как при выращавании риса. Ведь недаром Лаос считается одной из сторон так называемого «золотого треугольника», двумя другими,как известно, являются Мьянма и Таиланд.

И этот промысел, веками практикуемый частью лао-тенгов, новые власти были полны решимости запретить, а население приобщить к созидательному и полезому труду. Вот в этом мы должны были убедиться, посетив затерянную в джунглях деревеньку лао-тенгов, куда мы и направлялись.
Конечно, нужно было как следует подготовиться к этой поездке, учитывая сложную санитарно-эпидемическую обстановку там, где мы должны были прожить несколько дней для ознакомления с жизнью обитателей деревни в джунглях. Не было сделано ни прививок против малярии,распространенной там,ничего иного, о чем потом мы очень пожалели и что стоило жизни одного из наших товарищей, участника этой поездки, но об этом позже. О поездке нам сообщили буквально накануне вечером. Так что собраться пришлось наспех. Мы захватили с собой только то, в чем, по словам наших организаторов, сильно нуждались жители деревушки, а, именно, лекарства, главным образом сыворотки против змеиных укусов, желудочные таблетки, а также поваренная соль.
Однако вернемся к ситуации, в которой мы оказались. Тем временем совсем стемнело. В джунглях как-то сразу вдруг установилась зловещая, как нам казалось, тишина, нарушаемая только плеском воды и неизвестными шорохами на берегу.

Проводник нам говорил, что в этом районе джунглей водятся дикие слоны. Не зря в старину Лаос назывался «страной миллиона слонов». Конечно этот миллион давно разменен, сохранилось их, по неполным данным, несколько тысяч. Встречаются, по его словам, также хищники- тигры, леопарды, мраморные пантеры и , конечно, различные виды обезьян- гиббоны и макаки. Весьма разнообразным оказался мир пернатых, в чем мы смогли убедиться. Мы увидели здесь несколько видов попугаев и павлинов. Возможно, эти шорохи производились кем-то из них.

Увидев на крутом берегу огни, мы решили остановиться здесь , тем более солнце уже зашло и кругом была кромешная темнота. И самом деле это оказалась деревня, но не та, куда мы направлялись.
Несмотря на то , что мы оказались неожиданными визитерами, хозяин хижины, куда мы обратились наобум, оказал неподдельное гостеприимство и радушие. Он был одет, если, конечно, так можно выразиться, в сампон, мужскую юбку- ткань, обернутую вокруг бедер,а на голове был навит вроде тюрбана шарф. Макушка оставалась голой.
Лаосец сообщил нам, что деревня, цель нашей поездки, находится в двух часах пути и не советовал продолжать путь в темноте, пригласив переночевать у него. Мы с радостью приняли его приглашение. Его хозяйка приготовила нам ужин, а мы о своей стороны выложили прихваченные из дома припасы, в том числе шотландские виски, чему он слабо попытался возразить. Надо сказать, что несмотря на убийственную жару и духоту, спиртное хорошо пошло и здорово взбодрило после утомительной дороги.

После ужина хозяин выдал нам не первой свежести матрацы, которые были постелены на открытой части хижины, построенной в виде платформы высоко над землей, так , чтобы обезопасить ее обитателей от змей, скорпионов и другой нечести. На свет лампы, зажженной гостеприимным лаосцем, слетелись тучи насекомых, от укусов которых по утру после пробуждения горело все тело. На прощение мы одарили хозяев всем, чем могли. Особую радость вызвала соль, будто мы вручили им слиток золота.

В этот же день мы благополучно добрались до деревни лао-тенгов, где нас ожидали с нетерпением, обеспокоенные нашим отсутствием в условленный день.

Деревня расположилась на большой поляне, окруженной густым тропическим лесом. Рядом протекала речка, по которой мы прибыли. Чуть подальше зеленели рисовые поля и огороды с овощами и зеленью. Неподалеку пасся домашний скот- буйволы и горбатые коровы зебу. Нормальная сельская обстановка, обычный уклад жизни и не каких маковых полей. Подумалось, что старания властей по позитивному изменению привычных для лао-тенгов обычаев и занятий не пропали даром. И на самом деле деревня выглядела как тысячи в Лаосе- Ухоженные хижины на сваях, крытые рисовой соломой и пальмовыми ветками. Почти все дома срублены из красного дерева, ибо другой древесины в этих краях почти не имеется. Она еще ценна тем, что не поддается термитам.

Покзали нам и школу- просторное сооружение по крышой на опорах, но без боковых стен. Они и не нужны, иначе в закрытом помещении было бы жарко и душно. Как раз шли занятия и десятка полтора учеников чинно сидело за партами.

Как на местную достопримечательность нам указали на мальчика с огненно рыжими волосами, уткнувшегося в учебник. Явление, действительно, редкое не только по местным меркам,но и по масштабам Лаоса, а, может быть, и всего Индокитая.

По случаю приезда столичных гостей, а нас сопровождали представители центральных властей, и нас, первых европейцев, посетивших их, многие обитатели деревни были облачены в национальные костюмы, как правило, надеваемые в торжественных случаях. В костюмах преобладали красные и черные цвета, очень хорошо подобранные и гармонирующие с собой. Люди с приятными и , без всякого преувеличения, красимыми чертами лица, дружелюбные и непосредственные, были, как казалось, искренно рады нашему приезду.

Так оно и было, судя по оказанному гостеприимству.
Благодаря правительственным субсидиям жители деревни имели обширное хозяйство, дающее возможность удовлетворить насущные потребности в еде и одежде.В общем они вели натуральное хозяйство,так как из-за отдаленности от крупных населенных пунктов не имели возможности сбывать производимые ими продукты. Впрочем, они об этом и не особенно жалели, как , казалось, и не сокрушались по преждней вольготной жизни и полному неожиданных опасностей прежнему занятию, связанному с опийным маком.

Вечером после обильного ужина староста деревни повел нас в своего рода клуб, где один из местных талантов дал небольшой концерт, исполняя национальные мелодии на духовом инструменте «кен»,представляющим собой дудку из стволов бамбука с серебряными лепестками внутри. Потом, к нашему изумлению, он пригласил нас в комнату рядом, которая оказалась курильней опиума, где решил пустить по кругу уже заправленную трубку. В голову пришла мыль о том, что все-таки, видимо, людям не очень просто расставаться с прежними привычками и укоренившимися обычаями.

Поездка наша закончилась, но она была для нас не совсем благополучной. Ровно через две недели мы все заболели малярией. Ночлег на открытом воздухе дал о себе знать. Среди комаров, искусавших нас, оказались малярийные. Как я уже говорил, один из нас заплатил за поездку жизнью. Так сложились обстоятельства, что он перенес болезнь на ногах и это при температуре тела 40градусов и его организм не выдержал.

Несмотря на все это путешествие сохранилось на всю жизнь как нечто неповторимое. На земле осталось не так много мест, где господствует патриархальный уклад жизни, где люди, не зная другого способа обитания, чувствуют себя счастливыми и питают друг другу и пришедшим к ним чужакам искренню доброжелательность, а может быть и симпатию.

Доллерс ХалиуллинЧрезвычайный и полномочный посланник 1 класса в отставке.

Вы можите оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Есть 1 комментарий. к “В ДЖУНГЛЯХ ЛАОСА”

  1. Nicko:

    А все наши участники поездки заболели?

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>


семь − 6 =

Локализовано: шаблон под Wordpress