RISK — Размышления об итогах одиннадцатой «Вертикали»

кинофестиваль Вертикаль 11

Закончился очередной московский фестиваль горных и приключенческих фильмов «Вертикаль». Пожалуй уже давно решение жюри не вызывало столько вопросов. Объявление победителем фильма «Умирая за Эверест» вызвало, мягко говоря, недоумение.
Авторы картины, новозеландские кинематографисты, уже снимали фильм о восхождении на Эверест альпиниста-инвалида, потерявшего ноги на горе Кука. Фильм с успехом прошел на международных фестивалях, все оценили героизм инвалида, на протезах поднявшегося на высшую точку планеты, но затем всплыли некоторые малоприятные подробности восхождения – все его участники, как и члены других групп, отправившихся на восхождение в тот день, спокойно бросили умирать английского альпиниста Дэвида Шарпа.

Новый фильм – попытка ответить критикам восходителей и объяснить массовому зрителю, что в горах, на высоте восемь тысяч метров действует другая мораль, о которой они, не побывавшие в «зоне смерти» судить не могут.

Весь фильм – сомнительная попытка оправдаться, свалить вину на других, показать, что они, которым было так морально тяжело бросить (два раза – на подъеме и спуске) умирающего, являются жертвами обстоятельств, что критики, обвиняющие альпинистов в бессердечии, ничего не понимают в их тонких и ранимых душах, и что они по-прежнему герои.

Удручающее зрелище. Тошнотворное и просто скучное. Особенно их рассуждения о том, что они сами находились на грани жизни и смерти. Почти сорок мужиков только начали (!) восхождение на Эверест. Они акклиматизированы, у них полно сил и куча баллонов с кислородом. Никаких непреодолимых проблем с организацией спасработ, смогли же чуть позже четыре шерпа спустить оказавшегося в сходной ситуации Линкольна Холла. А народ даже не сделал попытки спасти умирающего! Один говорит, что передал на базу сообщение о погибающем альпинисте, с базы говорят, что никто ничего не передавал, а то бы конечно всех повернули назад и организовали бы спасательные работы… От этого виляния просто мутит. Почему бы честно не сказать – «Мы заплатили деньги и хотели получить оплаченное удовольствие, а на остальных нам наплевать». Цинично, но было бы правдой.

А когда «герой» утверждает, что они не заметили умирающего человека, пристегнутого к их перилам, то это может «прокатить» только в случае уж совсем неискушенного зрителя, никогда не видевшего веревки, например, члена международного жюри. Ведь каждому участнику приходилось перестегиваться в этом месте, чтобы иметь возможность продолжить движение и не заметить Шарпа они просто не могли. Практически они перешагивали через умирающего человека. Это двоедушие, размазанное на пятьдесят две минуты показа фильма, производит удручающее впечатление.

Особенно умиляют обиженные лица «героев», которые возмущаются тем, что их поступок осудил их кумир, первый покоритель Эвереста – сэр Хиллари. Действительно, тут уж не отмажешься отговоркой, что нас не могут осуждать те, кто не был на этой горе. Да и при чем здесь Эверест? Обычное деление на «свой» — «чужой». Для сэра Хиллари альпинистское братство – это не пустой звук. Герои фильма бросили «своего» и подлежат осуждению. Ведь если ты сегодня бросил друга, завтра также бросят тебя.

Хилари не понимает новых реалий. Погибающий Шарп уже не «свой» для идущих на восхождение коммерческих альпинистов. Никого ведь уже не удивляет картина, когда прохожие на улицах Москвы перешагивают через умирающего бомжа. Это не их дело, он не «свой», они считают, что никогда не окажутся в аналогичной ситуации. Дэвид Шарп – такой же бомж. Он бедный, заплатил самую низкую цену за восхождение, каких-то восемь тысяч долларов и не чета богатым новозеландцам, заплатившим по 50 тысяч. «Каждый за себя. Если у тебя нет денег, тебе никто не поможет. Он знал, на что шел» — делают вывод «герои» фильма.

Все это понятно, непонятно только почему этот фильм получил «Гран-При» московского кинофестиваля. Фильм не ставит вопрос о морали «восьми тысяч метров», он дает на него однозначный ответ. А решение жюри подтверждает, что этот ответ правильный. А ведь «Вертикаль» — главный фестиваль горных и приключенческих фильмов страны, во многом влияющий на развитие горного документального кино. Что, теперь такие фильмы и такое поведение альпинистов можно считать образцом для подражания? На этом примере нужно воспитывать новые поколения туристов и альпинистов?

Вызывает некоторое недоумение и состав международного (один итальянец и трое россиян) жюри – в нем нет ни одного человека связанного с горными видами спорта. Могу допустить, что футбольный арбитр, входящий в его состав, может судить честно и беспристрастно, но для этого он хотя бы должен знать правила игры. А что он может сказать о горах, о путешествиях и экстремальных видах спорта? Надеюсь, что хоть полярник Владимир Чуков, единственный человек в жюри не понаслышке знающий о походах, не поддержал решение о признании победителем фильма пропагандирующего новую мораль.

К сожалению, фестиваль переживает не лучшие времена. Это видно невооруженным глазом. Вместо шикарного «Дома Кино» в центре Москвы – местом проведения был выбран скромный зал института физкультуры на окраине столицы. Совсем захирел любительский конкурс. В пустом зале на просмотре было не более тридцати человек – видимо будущие победители, которых заранее предупредило жюри. Разительный контраст с переполненным залом на московском фестивале «Золотой компас». Да и уже раскрутившиеся региональные фестивали «Сто дорог» в Питере и «Арба» в Томске, судя по отзывам участников, на посещаемость не жалуются. А ведь всего еще лет пять назад на фестивале «Вертикаль» при просмотре любительских фильмов большой зал Дома Кино был переполнен.

Не приехал никто из высокопоставленных российских чиновников и известных западных кинорежиссеров. Да и вообще, «забугорных» режиссеров приехало только два. Конечно, им сразу вручили призы – итальянскому фильму «Любовь на снегу» — за лучший игровой фильм, норвежскому – за лучшую работу оператора. Пикантность ситуации заключается в том, что норвежский фильм вообще еще не готов, о чем честно сказал режиссер во время церемонии награждения, это так – рабочие материалы. Фильм «Любовь на снегу» типичное простенькое милое домашнее видео, не имеющее никакого отношения к экстремальным и приключенческим фильмам. История знакомства дедушки режиссера со своей первой подружкой.

Впрочем, любовь международного жюри к западным фильмам – это не новость. За всю историю фестивалей Гран-При ни разу не получил фильм с постсоветского пространства. Может быть, именно поэтому стабильно снижается количество российских картин – участников фестиваля. Например, даже не был заявлен фильм Андрея Лебедева о трагедии развернувшейся на склонах китайского Конгура летом прошлого года. Беспрецедентные спасательные работы, настоящий героизм наших ребят, съемки сделанные в режиме «он-лайн» во время спасательных работ, когда еще все было не ясно, все было на волоске. Присутствовал на просмотре фильма – у зрителей на глазах наворачивались слезы, они хорошо представляли, что такое спустить человека с инсультом силами маленькой группы с семитысячника по маршруту высочайшей категории сложности. Настоящие герои, образец для подражания. Такие фильмы пропагандируют альпинизм, горный туризм и экстремальные виды спорта. А что пропагандирует победитель фестиваля – «Умирая за Эверест»?

Было на фестивале и много хороших фильмов. Например, победитель в категории «Спорт-экстрим» — фильм «Экстремальный человек». Вроде тоже нарезка из домашнего архива, но зато какие кадры! Чего стоят одни спуски на лыжах с Пти-Дрю и Эвереста! Да и список установленных «экстремальных» рекордов впечатляет. Все это интересно, но почему показан фильм только о давно погибшем французском экстремале Жане Буавэне. Ведь и у нас был свой «экстремальный человек» — Сергей Черник. Как можно было обойти события, потрясшие российскую общественность летом прошлого года и даже не вспомнить о трагической гибели группы Черника на реке Юрунташ? И не показать хотя бы фрагменты фильма о Чернике, который демонстрировался в Москве на вечере его памяти? На мой взгляд – явная недоработка организаторов фестиваля – претендующего на главный фестиваль горных и приключенческих фильмов страны.

В актив фестиваля занес бы день награждения победителей. Как всегда был безупречен ведущий – Евгений Штиль. Просто, но стильно и со вкусом была организована концертная программа, которая раньше постоянно подвергалась вполне заслуженной критике. Было много народу, присутствовали ведущие телекомпании – НТВ, ТВ-6.. Впервые вход на фестиваль был бесплатным – это сразу отразилось на количестве и возрасте зрителей, основную массу которых составляли студенты.

Не смотря на отдельные критические замечания нельзя не признать того, что фестиваль – этот праздник горного и приключенческого кино, состоялся и прошел успешно. За что огромное спасибо его директору Юрию Байковскому и всей команде помогавшей в его проведении. Остается только догадываться, каких трудов стоит ему находить средства для проведения фестиваля после смерти два года назад президента фестиваля, депутата Государственной Думы РФ Валерия Кузина. И хотя недостаток финансирования трудно не заметить, все же удалось главное – самый крупный российский фестиваль горного и приключенческого кино жив, и продолжает радовать своих зрителей.

Николай Носов

RISK — Размышления об итогах одиннадцатой «Вертикали».

Вы можите оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>


1 + два =

Локализовано: шаблон под Wordpress