Поход по Монголии во время затмения.

Монголия. Массив пять священных гор

Эта лошадь в самом деле ярко-желтого цвета или, вернее,
была когда-то таковой,
- продолжал незнакомец, обращаясь к своим слушателям,
оставшимся  у окна,  и  словно не  замечая раздражения  д’Артаньяна,
несмотря на  то  что молодой  гасконец  стоял между ним и его собеседниками,
- Этот  цвет, весьма распространенный в растительном мире,
до сих пор редко отмечался у лошадей.

А. Дюма «Три мушкетера»

Возвращение.

Август 2008. Массив «Пять священных гор» на монгольском Алтае. Лошадь неожиданно рванула в сторону и ничего не подозревающая Ирина, вылетев из седла, рухнула на склон. Подбегаю. Бледное лицо, синие губы, закрытые глаза. Неужели так глупо закончилось наше успешное восхождение на высшую точку Монголии, священную гору Куйтэн (3А, 4370м)? Слишком рано расслабились. Вырвались из лабиринта трещин и сераков ледника Потанина, дошли до травы и решили что все трудности позади.
Ирина медленно открывает глаза и постепенно приходит в себя. Как хорошо, что она не сняла каску. И зачем она вообще села на эту лошадь? Хотя, конечно, трудно было отклонить такое заманчивое предложения подъехавшего к нам пастуха.

От дальнейшего спуска верхом Ирина отказалась, медленно доползла до базового лагеря и свалилась в юрту, которую нам заботливо предоставил метеоролог Женя.
Конечно, метеоролог – это слишком сильно сказано.  Скорее смотритель за метеорологическими приборами, которые поставили здесь японские ученые исследующие процессы глобального потепления. Да и Женей его на самом деле не зовут. Хотя он так представился, но настоящее имя у него другое. Впрочем, какая нам разница, важно лишь то, что в отличие от остального населения этих мест он может объясняться по-русски, так как в молодости работал на одной шахте с нашими соотечественниками.

Женя явно скучает, так что наш визит его обрадовал, хоть какое-то развлечение. Народу в Монголии мало – это страна с самой низкой плотностью населения в мире. Так что здесь еще ценят «роскошь человеческого общения» и искренне рады любому путнику.
Вообще народ здесь очень гостеприимен. Приглашают ночевать в свою юрту, поят, кормят, да еще и не берут денег за постой.
- А что, если мы приедем к вам в Москву, вы с нас деньги за ночлег возьмете?!!
Увидев наши остолбеневшие от удивления лица, удовлетворенно заключает:
- Вот то-то. И мы, естественно, денег не берем.

Утром собираем вещи, грузим и рассаживаемся по лошадям. Монгольские лошади и туры в монголии
- Это смирные клячи для перевозки туристов, — объясняет Женя. Лошади свободно пасутся на склонах, а при необходимости их ловят пастухи. Что поймали, на том и поедете.
В правдивости его слов я убедился сразу же. Только вставил ногу в стремя, еще не успел перекинуть тело через круп, как лошадь рванула, и я оказался на земле. Пришлось навьючить на нее рюкзаки, а выбрать для себя лошадь по спокойней.
Новая кляча, с бельмом на глазу и раскраской, напомнившей лошадь, на которой приехал покорять Париж д’Артаньян, выглядела не намного лучше.
- Пастух предупреждает, чтобы ты был осторожен. Лошадь очень нервно относится к непонятным звукам. Например, ей может не понравиться шорох твоей куртки. Так что лучше ее сними, да и рюкзачок отдай пастуху, звенит в нем у тебя что-то, — перевел Женя.
Рюкзачок с деньгами и документами отдавать очень не хотелось, но вылететь из седла ошалевшей от испуга лошади хотелось еще меньше.

- Я ни разу не ездила верхом, — призналась Галина. А как ей управлять?
- Очень просто – главное не отпускай удила – лошадь должна чувствовать, что она под контролем. А так – куда поворачиваешь ей морду – туда и едет. Тянешь поводья на себя – тормозит. Бьешь пятками по бокам – увеличивает скорость. Можно еще быстро кричать что-нибудь ритмичное – задавать темп. Например – Хоп, хоп, хоп … Если не поможет – лупи по крупу треккинговой палкой. И еще – в случае крутого спуска откидывайся назад, в случае подъема – наклоняйся вперед.
- А что делать, если она остановилась, и начала рвать траву или пить воду?
- Лучше не баловать и пресекать все эти попытки. Когда отработает, довезет седока, тогда пускай и расслабляется.

В теории все было конечно хорошо. Но на практике как-то сложнее. Прежде всего проблему представлял рост лошади. Здесь они все какие-то маленькие, не для моего роста. Сидишь как Санча Пансо на осле – ногами можно до земли достать. Но не достанешь – короткие стремена мешают – превращая езду в сплошную пытку. Трясешься, скрючившись на этом транспортном средстве, и  все на свете проклинаешь. Мало того, что вся задница отбита, так еще и все тело затекло.

Сильно напрягал вид моего удаляющегося рюкзачка с деньгами и документами. После того, как у нас из одной из палаток украли веревку, аптечку и видеокамеру, доверять местным пастухам было трудно. Конечно, на Родину можно и без паспортов добраться, она совсем рядом, только через хребтик перевалить, но как потом объяснишь, куда делись  пограничные отметки об обратном пересечении границы? Все ведь, наверняка, в компьютерную базу заносят. Можно и невыездным стать. Так что лучше не отставать от пастуха и дубасить лошадь ботинками по бокам, стараясь  выжать из нее хоть какую-то приемлемую скорость передвижения.
Впереди уверенно гарцует Ирина. Слава богу, вроде за ночь оклемалась, голова цела и почки не отбила.  А Женя еще сомневался, что она после вчерашнего падения рискнет сесть на лошадь.

Восхождение на самую высокую точку Монголии  Места здесь очень красивые. Цветущие альпийские луга, раскинувшиеся во всем великолепии по склонам гор, смотрятся особенно эффектно на фоне закрывающих треть неба белоснежных гигантов. Хорошо упитанный монгольский сурок – тарбаган, задумчиво смотрит куда-то вдаль, не обращая на нас никакого внимания.

На самом крутом участке решили спешиться. Лучше потерять немного времени и не рисковать. Еще помнится спуск с горы Рас-Дашен в Эфиопии, когда лошадь оступилась и свалилась с  узкой горной тропы вместе с наездником. Хорошо, что Павел тогда удачно упал и отделался легким испугом, лошадь вполне могла своим телом что-нибудь ему сломать.

Но вот, наконец, мы подъезжаем к воротам нашего национального парка. Можно спешиться и размять затекшие конечности. Ковыляю на негнущихся ногах. Нет, конный туризм это не для меня. Но в этих местах  никакой транспорт не пройдет. А верхом передвигаться намного быстрее, чем пешком. Да и старый туристский лозунг – «Лучше плохо ехать, чем хорошо идти», еще никто не отменял.

На горизонте виднеется белоснежная пирамида пика Ульгий. Это последняя из пяти священных гор Монголии, еще не покоренная людьми. Будет о чем подумать следующим летом.
Воздух чист и прозрачен. Погода великолепная – синее небо, слепящее горное солнце и полное отсутствие ветра. Во всей природе какое-то спокойствие и умиротворение. Спортивная часть похода закончена, впереди длинный путь домой.

Николай Носов. Автор книги «Затерянные миры»

Поход по Монголии во время затмения. — Статьи — Путешествия — Статьи, отчёты, маршруты — Клуб АТО.

Вы можите оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>


6 × семь =

Локализовано: шаблон под Wordpress