Кольцо Аннапурны. Статья из газеты «Вольный Ветер»

Непал. Аннапурна

Альпинистский мир в декабре прошлого года облетела печальная новость: на 94-м году жизни скончался прославленный французский альпинист Морис Эрцог — первый в мире человек, покоривший восьмитысячник. И не только поднявшийся на его вершину, но и описавший это героическое восхождение в замечательной книге «Аннапурна. Первый восьмитысячник» — одной из лучших книг по альпинизму, которая среди изданий о восхождениях является абсолютным рекордсменом по суммарному тиражу.

Первый раз я прочитал её ещё в школе. Книга произвела на меня огромное впечатление. Это настоящий гимн человеческому духу, силе воли, преодолению себя, возможности сделать невозможное. Как иначе оценить невероятно тяжёлый спуск с вершины, холодную ночёвку, балансирование на грани смерти, обморожения, вызвавшие гангрену и ампутацию почти всех пальцев в полевых условиях… Печальная новость опять напомнила об этой замечательной книге, захотелось самому побывать в тех местах и своими глазами увидеть Аннапурну.

Апрель 2013 г. Мы, пятеро туристов из Москвы и Подмосковья, прилетаем в столицу Непала Катманду. Женя взял с собой 12-летнего сына Артёма. Это его первый поход в горы. Не уверен, что поднимать ребенка на 5,5 тыс. м – хорошая идея, но родителям виднее. В конце концов, спасательные службы в районе нашего трекинга вроде неплохо работают.

Главное — зарегистрироваться у спасателей, получить карточку трекера (TIMS) – говоря по нашему, маршрутную книжку, по которой обещают организовать спасработы в случае возникновения проблем. Ещё нужно получить пермит (разрешение) на посещение заповедной зоны вокруг Аннапурны. Всё это легко можно сделать в Катманду в турфирме Nepal Tourism Board. Она работает каждый день, включая выходные, с 9 до 16 часов; в крупные местные праздники закрыта.

В поселке Бесисахар

Утром оформляем все документы, едем на автовокзал и к вечеру на маршрутке добираемся до горного посёлка Бесисахар, где отмечаем  свои маршрутные книжки. Теперь мы готовы к выходу на маршрут.

Новый рекорд

Сколько человек может влезть в обычный джип? Пять? Семь? Я до этой поездки даже не подозревал, что в него может поместиться и больше 7 человек с вещами. Однако теперь, сидя в багажнике джипа, совершающего регулярный рейс из Бесисахара до Чамче, понял, насколько сильно я заблуждался: на нашем джипе ехало 17 (!) человек. На сиденье рядом с водителем влезли трое, четверо сидели в заднем ряду салона, шестеро — в багажнике, один — на крыше, на груде наших рюкзаков, и ещё двое стояли позади на задней раме, держась руками за крышу. И это на совершенно ужасной грунтовой дороге, на которой машину швыряло из стороны в сторону!

Причём дорога узкая, в некоторых местах при разъезде со встречной машиной колёса нашей ехали по самому краю пропасти. В это время я начинал завидовать пассажирам, висящим сзади: у них был шанс вовремя спрыгнуть.

Когда машину подкидывало на кочках, завидовать приходилось находящимся в кабине, так как сидящие в кузове-багажнике бились головой о железную крышу. И так три часа!

Но вот и деревня Чамже. Дальше рейсовые джипы пока не идут. Выгружаемся, начинаем потихоньку приходить в себя.

Дорога в горы

Переходим по подвесному мосту на левый (орографически) берег реки Марсиангди и по хорошей тропе начинаем подъём. Набор высоты небольшой, виды живописные, идти приятно. На склонах периодически попадаются коровы, с аппетитом жующие молодой бамбук. На противоположном берегу реки видны машины строителей, прокладывающих дорогу. Впрочем, у некоторых смельчаков и по недостроенной дороге ехать получается. Как потом выяснилось, даже до самого Чаме.

Дорога в горы

Дорогу строят китайцы, точнее, она строится под их руководством местными жителями, которым платят по 300 рупий в день (чуть больше $3). Непальцы недовольны: немцы платили строителям в три раза больше. Причём за прокладку дороги на значительно более низких высотах. Видели, как в районе деревни Братанг непальский строитель долбил отбойным молотком скалу у себя над головой, стоя над пропастью на двух железных прутьях, вставленные в пробитые в скале отверстия. К месту работы он поднимался по обтёсанным стволам приставленных к скале деревьев. Никакой страховки. Смотреть жутко. Явно о технике безопасности тут никто и не задумывается. Но что тут поделаешь? Другую работу в этих местах найти нелегко.

…В первый день прошли немного. Мы вообще решили набирать высоту очень плавно – не более 400 м в день. Всё же идём с 12-летним ребёнком. Как у него пойдёт процесс акклиматизации?

Остановились в деревне Тал (1700 м, 2 часа от Чамже). Палатки на этом маршруте не нужны – в каждой деревне есть небольшие гостиницы, где можно переночевать за символическую плату. Обычно – 200 рупий за 2-местный номер, но если поторговаться – отдадут и за 100. Это всего 20 р. с человека. Так дёшево в гостиницах мы не останавливались даже в Монголии. Посчитайте сами — мы в Катманду меняли деньги из расчёта за $1 — 87 непальских рупий.

Некоторые наши туристы «дожимали» хозяев даже до бесплатного размещения. Главное, чтобы вы тут поели, и в сумме за всё (питание + размещение) оставили у хозяев больше 400 рупий. Цены фиксированные, похоже, их спускают сверху. Чем дальше от цивилизации – тем выше. Всё равно по московским меркам вполне божеские. Но и здесь есть возможность сэкономить. Например, не обязательно покупать чай, можно взять дешёвый термос с кипятком и бросить туда свои пакетики с заваркой (принести их несложно, они ведь ничего не весят). Другой вариант экономии – взять блюдо «дал бат»; на российские деньги оно стоит где-то 130 р. Это большая тарелка с рисом, овощами, со всякими соусами и приправами. Взявший такое блюдо имеет право просить добавки. Мы делали это дважды. Приносили без проблем. Так что хватило на несколько человек.

Молитвенные барабаны

Как добиться хорошей погоды

На краю деревни Тал рядом с буддийским храмом — красивый водопад, из которого жители берут воду. Точнее, она поступает в деревню из водопада по трубе. На краю деревни — молитвенные барабаны. Очень удобно: проходишь вдоль их ряда, крутишь, и молитвы с непонятными текстами, нанесёнными на барабаны, отправляются на небеса. Мы не стали отказываться от помощи местных богов и тоже барабаны покрутили. Хотя и не знали, что за молитвы на них написаны. Помогло: ненастная погода, которая преследовала нас с Катманду, закончилась, и утром выглянуло солнце.

Молитвенные барабаны установлены в начале и конце каждого селения. Главное – крутить их правой рукой (левая считается нечистой). Конечно, можно считать, что всё это ерунда и древние суеверия, но факт налицо: мы крутили барабаны каждый день, и до конца похода погода сохранялась отличной.

За два часа, периодически переправляясь по подвесным мостикам с одного берега реки Марсиангди на другой, доходим до деревни Дхарапани, расположенной у впадения крупного притока Дудх Кхота. Вдоль него идёт путь к другому восьмитысячнику –Манаслу.  В конце деревни очередной чек-пост, где мы отмечаем свои маршрутки.

Ещё два часа по дороге, и мы поднимаемся к деревне Данакью. Здесь много гостиниц, пункт продажи питьевой воды (40 рупий за литр). Тут останавливаются многие группы, но мы идём дальше.

Подъём становится круче. Набираем метров 80 по высоте и останавливаемся на обед. Проходящие непальцы, несущие большие плетёные корзины (доко) за спиной, с интересом наблюдают за процессом приготовления пищи на газовой горелке. Нормальные туристы здесь газ и кухонные принадлежности с собой не носят: зачем – можно поесть в любой деревне. Большой прогресс с середины прошлого века, когда тут проходила экспедиция Мориса Эрцога. В книге он писал, что у местных практически невозможно найти еду.

Дальнейший подъём идёт по красивому лесу. Тропические деревья, лианы, экзотические бабочки… На привалах любуемся орхидеями. Они здесь очень интересные – белые и зелёные. За два часа доходим до Тиманга (2440 м), где останавливаемся на ночлег.

С караваном ослов

С караваном ослов. Переправа через реку

Утром на крыше гостиницы варим манную кашу. Солнце, белоснежные горы, чистый воздух, высокие хвойные деревья… — вот он, настоящий отдых! Завтракаем и продолжаем путь по лесной дороге. Неожиданно заработал мобильный телефон и желающие смогли послать весточку домой.

Проходим очень колоритную деревню Ванчок. Старинные каменные дома, узкие улочки, деревенский храм… Деревня, затерянная во времени. Никаких примет современной цивилизации.

Через полтора часа спустились к реке и на полицейском посту у деревни Кото опять отметили свои маршрутные книжки. С интересом наблюдали, как какая-то группа, видимо, решившая сэкономить на пермите, пыталась обойти контрольный пост вдоль реки. Сверху было видно, что они направлялись прямо на полицейский участок.

Ещё полчаса, и мы в районном центре Чаме. Здесь есть банк и офис компартии. А автомобильного моста нет, только пешеходный подвесной. Машина не пройдёт. Так что грузы по-прежнему перевозятся караванами осликов или носильщиками в больших плетёных корзинах. С караваном ослов пересекаем реку, и через три часа входим в селение Братанг (2850 м).

Здесь всего одна гостиница, ориентированная на строителей дороги. Конкуренции нет, поэтому это самая дорогая гостиница на нашем маршруте (400 рупий за комнату на двоих). И самая грязная. Туристы в ней не останавливаются, но у нас свой график плавной акклиматизации, так что хочется переночевать именно на этой высоте. На террасе гостиницы пьют пиво местные байкеры, в соседнем номере расположился индийский паломник. Напротив, на поляне, разбила лагерь какая-то очень богатая группа иностранцев. У каждого из них своя палатка, куча носильщиков, которые несли для них даже обеденный стол. Да, в палатке здесь как-то приятней.

Привал

Утром по старому мосту переходим реку, пропускаем вперёд очередной караван ослов и начинаем подъём по лесной тропе правого (орографически) берега реки Марсиангди. Слева виднеются вершины массива Аннапурны. Справа нависает внушительная скальная 1,5-километровая стена горы Паунгда Данда. И опять видим рабочих, строящих дорогу к райнному центру Мананг. Одни плетут из стальной проволоки сетку, другие её укладывают вдоль трассы, чтобы края не обваливались. Встреченные около деревни детишки тоже играют в строительство дороги. Вполне понятно, строительство — главное событие для этих мест.

На высоте 3075 м опять пересекаем реку по подвесному мосту, украшенному молитвенными флагами, развевающимися на ветру. Очень удобно – ветер качает флаги, и написанные на них молитвы уходят на небеса. Такая вот автоматизация.

Дорога серпантином набирает высоту, и мы поднимаемся к деревне Дхукур Покхари (3185 м). Красивый хвойный лес, экзотические растения. Здесь главное — не расслабиться и не пропустить развилку дорог. Нам направо — через реку и вверх, в Верхний Писанг (3300 м). Этот путь намного красивей и для акклиматизации полезней. К тому же в Верхнем Писанге можно полюбоваться настоящей панорамой Аннапурны.

Вдоль стен Аннапурны

Аннапурна – прекрасный и огромный белоснежный ледяной дворец, гордо возвышающийся над окрестными горами. Сторожевые башни, взирающие на путника с высот в 7—8 тыс. м – Аннапурна I (8091м), Аннапурна II (7937 м), Аннапурна III (7555м), Аннапурна IV (7525м) и Гангапурна (7454 м) – соединены не менее внушительными крепостными стенами, ощетинившимися огромными ледопадами. Со стен периодически срываются огромные лавины, унося жизни смельчаков, отважившихся на штурм этих неприступных бастионов.

Аннапурна II

Аннапурна – самый опасный восьмитысячник планеты. Коэффициент смертности – 40%. Много прославленных альпинистов погибло на её склонах. В том числе и советский альпинист Анатолий Букреев, получивший мировую известность после беспримерного подвига во время международной экспедиции на Эверест команды «Горное безумие», когда после совершенного восхождения трижды выходил в одиночку на спасработы и спас трёх человек. Букреев при зимнем восхождении на Аннапурну попал под лавину. Тело так и не нашли.

Вокруг этого ледяного дворца проложен маршрут трекинга, который называют «Кольцо Аннапурны», он считается самым красивым в Непале. Находясь в Верхнем Писанге, хорошо понимаешь, что это действительно так.

Огромная стена Аннапурны II производит сильное впечатление. Непонятно, как тут вообще можно подняться. А ещё лавины. Одна при нас срывается и с грохотом несётся вниз с 8-километровой высоты. Высота такая, что за время падения лавины можно поменять объектив на фотоаппарате. Вот она достигает ледопада и поднимает огромное снежное облако, застилающее часть склона.

Да и сам Верхний Писанг очень колоритен: средневековые каменные дома, узкие улочки. Старый буддийский храм в плачевном состоянии, но новый, расположенный над деревней, выглядит хорошо. Жители собрались в нём на молитву. Снимаем обувь, заходим в храм, садимся в уголке и слушаем пение. У входа в храм сидят собаки. Они тут очень добродушные и терпеливые. Что только не вытворяют с ними местные детишки – и таскают, и пытаются поехать на них верхом, – они всё терпят и даже не огрызаются.

Лавина на Аннапурне

Утром продолжаем путь вдоль стены ледового дворца Аннапурны. Верхняя дорога, по которой мы сейчас идём из Верхнего Писанга, очень живописна. Великолепные панорамы гор. Причём не только массива Аннапурны. Красиво смотрится пик Писанг (6091м). Надо было заложить в программу трекинга время на восхождение. На первый взгляд – где-то 2А к.т. Хотя у горы плохая репутация. В 1994 г. при восхождении на неё погибла вся немецкая команда – 11 человек, из них трое непальцев. Они были связаны одной верёвкой, так всей связкой и улетели.

На ночёвку останавливаемся в деревне Нгвал (3500 м). Хозяйка гостиницы гордо сообщает, что у неё есть горячая вода. Действительно, есть. В одном кране кипяток, в другом – холодная. Вот только смеситель отсутствует.

Опять встаём до рассвета и любуемся восходом солнца над Аннапурной. К этому зрелищу трудно привыкнуть. Первые лучи солнца как бы прорисовывают горы – резкие тени

подчёркивают красоту ажурных карнизов, острых гребней, грозных сераков. Как хочется запечатлеть на фото эту красоту!

Спускаемся и оказываемся в селении Брага, знаменитом своим древним тибетским монастырём, которому уже 500 лет. В сам монастырь не попали — пускают только утром и вечером ( с 8 до 11 и с 14 до 17 часов), зато посмотрели соревнования лучников. К стенам монастыря подходят местные жители, сбрасываются на призовой фонд и начинают стрелять метров с 20 в бревно. Всё колоритно и экзотично – традиционные непальские костюмы, меховые шапки, большие барабаны…

Полчаса по дороге, и попадаем в Мананг (3540 м) – районный центр этой долины. Полтора часа подъёма вдоль левого берега реки Джарсанг Кхола, и мы останавливаемся в деревне Гунсанг (3900 м), откуда открывается отличный вид на Гангапурну.

Перевал Торунг-Ла

На перевале Торунг-Ла

Поднимаемся по тропе к базовому лагерю под перевалом Торунг-Ла. Навстречу идут два молодых немца в сопровождении носильщика. У них не получилось, повернули назад от Верхнего лагеря. Перевал технически не сложный – по нашему, где-то 1А к.т., но высокий – 5416 м. В Гималаях высота переносится легче, чем на Кавказе, но всё равно это немало.

Ещё два туриста азиатской внешности спускаются вниз. Один с бессмысленным взором стоит перед большим валуном. Рядом большая лужа крови. Второй уговаривает продолжить спуск вниз. Недалеко какой-то кош, пасутся лошади. Не пропадут. Но, думаю, им пора задуматься о более быстром спуске вниз.

Лагерь Торунг Педи (4420 м), который считается базовым лагерем под перевалом Торунг-Ла, – это несколько каменных домиков, столовая, загон для яков. Некоторые люди поднимаются для ночёвки в Верхний лагерь на 4900 м. Конечно, оттуда до перевала ближе, но мы лучше переночуем пониже, нормально отдохнём и выйдем до рассвета. Не уверен, что удастся заснуть на 4900.

Выходим в 4 утра, ещё в темноте. Крутой подъём, идём по тропе серпантином. За нами тянется цепочка фонариков — многие решили идти на перевал прямо из базового лагеря.

Рассвет встречаем в 6.30 в Верхнем лагере. Очень красиво. К нам присоединяются группы, ночевавшие наверху, число восходителей возрастает. Много новичков. Не все чувствуют себя уверенно на смерзшемся фирновом склоне, но всё же как-то идут.

Навстречу спускаются погонщик и три яка. Они уже отвезли трёх туристов вверх и теперь возвращаются налегке. Подъём вверх на яке – это для богатых любителей острых ощущений. Но ехать вниз местные люди не разрешают — слишком опасно. Забавно смотрится, как яки глиссируют по снежному склону на своих копытах.

У Артёма начинает болеть голова, но он продолжает путь вверх. Взрослые чувствуют себя лучше, хотя высота сказывается на всех.

В 10 часов выходим на седловину перевала Торунг-Ла, заваленную полуметровым слоем снега. Это ключевой пункт нашего трекинга. Теперь только вниз, в долину затерянного королевства Мустанг. Впереди долгий 6-часовой спуск до деревни Ранипаува.

Там, где запрещено фотографировать Бога

Очередь в храм Вишну

«Фотографировать Бога запрещено» — эта надпись на английском при входе в храмовый комплекс Муктинатх, расположенный рядом с деревней Ранипаува, была явно предназначена для иностранцев. Выглядит интригующе. Может, здесь действительно удастся увидеть Бога?

— Здесь священное место, место силы. Муктинатх – одно из четырёх самых святых мест для индуистов, сюда тянутся паломники не только из Непала, но и всей Индии. Каждый индуист хоть раз в жизни должен посетить это место, — объясняет мне Уде, молодой непалец, неплохо говорящий по-английски. — Раз в году здесь проводится большой религиозный праздник, на котором все курят марихуану. Хочешь покурить?

— Нет, нам не разрешено.

— Почему?

— Ну, вот вам не разрешено есть говядину, а русским запрещено курить марихуану.

— Понятно. Ну, тогда ударь в колокол у ворот. Это будет очень хорошо для тебя. Нет, не левой рукой, она нечистая, а правой.

— А это что за хиппи с длинными волосами? Это не Бог? Его можно фотографировать?

— Да, нет проблем. Это Баб А , отшельник. Если дашь ему монетку, то получишь благословение – белую точку на лоб.

— А почему у тебя на лбу красная?

— Я получил благословение от настоятеля монастыря. Это лучше. Каждый индуист должен регулярно получать благословение. Если мужчина женится, то за него благословение может получать жена.

Длинная очередь паломников в храм Вишну достойна описания в журнале «Нейшнл Географик». Колоритные личности с различными подношениями, в основном с продуктами, выстроились в очередь на вход в здание в центре храма. Может, именно там сидит Бог, которого нельзя фотографировать? Хорошо бы войти.

Отшельник (БабА)

Внёс пожертвование в кассу храма ($1), получил квитанцию, но в сам храм так и не попал: очередь – не протолкаться. Хотя очень хотелось посмотреть, что там внутри. Скорее всего, там проводит приём настоятель храма – ставит красные точки на лоб. Но точно не скажу.

Получившие аудиенцию обходят храм, звонят в колокола и припадают к какому-то алтарю. Ну и, конечно, паломники обходят 108 священных источников, расположенных полукругом на площадке за храмом Вишну. Совершили омовение и мы. Умылись и смочили волосы. Всё же, по уверениям Уде, это очень важно: смывает все грехи прошлых жизней и очищает карму. Кто знает, может, пригодится при следующей реинкарнации?

По соседству с индуистскими святынями мирно сосуществует буддийский храм. И никакой войны за главную местную святыню – место, где встречаются пять стихий (небо, земля, воздух, вода и огонь). Вот откуда взяли идею авторы фильма «Пятый элемент». Люк Бессон явно разбирался в буддизме.

Буддийский монах, которого нашёл всё тот же Уде, открывает нам маленькую часовню и, предупредив о запрете на фотографирование, подводит к маленькому алтарю с затянутым металлической сеткой окошком. В темноте журчит ручей, над которым горит язычок пламени. Прямо, как в газовой колонке. Только горит «священный огонь» уже несколько тысяч лет – газ сочится из горы, так что всё тут натуральное и нерукотворное.

Буддисты, обнаружив вечный огонь, решили, что это место очищения от оков земной жизни и построили вокруг него храм Дхола Мебар Гомпа – «храм священного огня». Они считают, что это единственное место на земле, где пять священных начал соединяются воедино.

Покрутили молельные барабаны, и пошли фотографировать отшельников. За пожертвованную монетку я прошёл ещё один обряд очищения, получил белую точку на лоб и мы, вполне просветлённые, вернулись в деревню.

Жемчужина запретного королевства

Кагбени

Пора прощаться с деревней Ранипаува. Берём рюкзаки и продолжаем путь. Перед нами бредут трое потрёпанных туристов из Франции – два парня и девушка. На пыльных рюкзаках ребят раскачиваются недавно выстиранные носки, а у девушки – нижнее бельё, включая ажурные чёрные трусики. Сразу видно – тоже спускаются с перевала Торонг Ла. На краю деревни они сворачивают на автостанцию – отсюда на рейсовом джипе можно добраться до Джомсона и улететь в Катманду. Их поход закончен. Так поступают многие группы. Но мы продолжаем путь.

По тропе спускаемся в маленький посёлок Джаркот и останавливаемся в первой же гостинице попить чаю. Хозяйка ставит чайник перед солнечным отражателем в виде спутниковой тарелки, который фокусирует на чайнике солнечные лучи, и он вскоре закипает. Очень экологично, главное, чтобы погода не подкачала.

Реклама на стене призывает посетить местный центр йоги. Действительно, Джаркот известен как центр нетрадиционной медицины. Лечение простое – надо ходить вокруг тибетского монастыря, расположенного на холме на окраине посёлка. Считается, что это помогает от всех болезней.

Но мы сюда не лечиться приехали. Расплачиваемся с хозяйкой и, очередной раз срезав путь, начинаем пробираться к дороге через какие-то залитые водой поля и огороженные стенами из камней яблоневые сады.

Небольшой перевал, и мы оказываемся совсем в другом мире. Типичный тибетский пейзаж. Теперь это настоящий Мустанг – горы с полным отсутствием растительности, сбивающий с ног ветер, несущиеся прямо в лицо, забивающие глаза и лёгкие облака пыли. Понятно, почему местные таскают с собой чёрные респираторы. Особенно некомфортно, когда на дороге тебя обгоняет колонна джипов с паломниками, возвращающимися из Муктинатха.

Много теряют туристы, сразу отправляющиеся из Муктинатха в Джомсон. Селение Кагбени — одно из самых интересных мест на нашем маршруте. Это настоящая тибетская деревня с очень древним тибетским храмом в виде красного куба. Живописный оазис с ярко-зелёными полями на фоне безжизненного тибетского пейзажа.

Посёлок хорош и внутри. Удивительно цельный, какой-то волшебный средневековый пейзаж. Неуклюжие, но очень симпатичные каменные домики. Неоштукатуренные стены, выложенные из камней. Какие-то дворики с греющимися под лучами заходящего солнца стариками, миниатюрные подворотни, маленькие мостики через ручьи. Узкие улочки, на которых встречаются то смешные кудрявые телята тибетских яков, то смуглые тибетцы с вязанками дров, то их чумазые детишки. И везде развешаны молитвенные флаги, вносящие в пейзаж атмосферу постоянного праздника. Много кафешек. Гостиниц тоже хватает.

Тибетский монастырь в Кагбени

Идём осматривать тибетский монастырь — один из старейших этого региона. На первом этаже основной зал. Маски древних богов, огромный бубен, в который можно ударить специальной палочкой, раковины, используемые как музыкальные инструменты и, конечно, статуя Будды. К нам выходит настоятель монастыря. Удаётся договориться с ламой, которого зовут Сане Гома Рампучи, об осмотре монастырской библиотеки, расположенной на 2-м этаже.

Полумрак, старинные манускрипты, пыль веков… Что там – описание жизни Будды или тибетская Книга мёртвых? Заметив мой неподдельный интерес, лама дал разрешение на визит в самую запретную комнату монастыря. Насколько я понял, там лама даёт благословение монахам. Женщин туда не пускают, поэтому Ирина осталась в библиотеке. А мне показали не только очень древнюю, сделанную из простого камня статую Будды, но и местный арсенал – какие-то потрёпанные временем клинки, сабли и даже запылённое старинное ружьё. Видимо, монахам на протяжении долгой истории монастыря приходилось не только молиться, но и воевать.

Впереди у нас ещё был спуск вдоль реки Кали-Гандаки по самому глубокому ущелью планеты в районный центр Джомсон, визит в яблочную столицу Непала – поселок Марфа, где выращивают самые вкусные яблоки в мире, и главный курорт страны – город Покхару, где обычно и заканчивается поход вокруг Аннапурны. Но это всё уже не влезает в формат газетной статьи. Так что закругляюсь.

Некоторые важные подробности

В целом, в Непале всё дёшево и очень комфортно. Можно путешествовать даже с детьми, хотя не уверен, что им стоит идти на перевал Торунг-Ла. Беспокоит только наступление цивилизации. На месте троп появляются автодороги, и пешие маршруты теряют свою привлекательность. Если можно ехать, то зачем идти? Сейчас от былого «Кольца Аннапурны» остался только один сегмент, где нельзя проехать на автомобиле, – от Тала до Муктинатха. Но и там дороги уже строятся. Так что надо спешить.

Перелёт Москва – Дели (и обратно) «Аэрофлотом» обошёлся в 18 тыс. р. (туда и обратно), Дели — Катманду (и обратно) – 8 тыс. р. Пермит на посещение заповедной зоны Аннапурны обойдётся в 2000 непальских рупий. Ещё нужно оформить «маршрутную книжку». В целом уложитесь в $45. Не забудьте взять с собой 4 фотографии и копию паспорта. Максимум 30 минут — и в Nepal Tourism Board полностью оформите все документы, необходимые для трекинга в районе Аннапурны.

За $1 США мы получили 87  непальских рупий. В Катманду курс лучше, чем в других городах страны. Лучше всего менять не в обменных пунктах, а в офисах турфирм – курс будет лучше.

Желающие без проблем могут найти носильщика. В Катманду он обойдётся в $15 в день. Насчёт гида не интересовался. Он там точно не нужен, есть карты и тропы маркированы. За гостиницу в Катманду заплатили 340 р. за двоих (заказывали через Интернет).

Николай Носов. Фото автора

Другие материалы о походе в Непал:

Катманду — город богов

На улицах Катманду (фото)

Храм обезьян (фото)

Аннапурна 2013 (фото)

Нож гуркхов

Муктинатх – место, где запрещено фотографировать Бога

Священный Муктинатх (фото)

Кагбени – жемчужина запретного королевства Мустанг

Кагбени (фото)

Марфа — яблоневая столица Непала

Марфа (фото)

Покхара — главный курорт Непала

Экстемальный Тадж-Махал

 Тадж-Махал (фото)

Вы можите оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>


семь × = 14

Локализовано: шаблон под Wordpress