ГОРЫ ВИРУНГА. ВОСХОЖДЕНИЯ В ТУМАНЕ. Статья из газеты «Вольный Ветер»

На вулкане Бисоке

Руандийский спецназ возник незаметно. Вроде только что шли одни, только что вошли в лес… И вдруг мы обнаруживаем, что идём в окружении одетых в камуфляж людей с военными рюкзаками и автоматами Калашникова.

— Один, два… Семь человек впереди и восемь сзади, — наконец смогла пересчитать наш конвой моя жена Ирина.

— И у первого на плече ручной пулемет, а второй тащит ящик с патронами.

— Ноу фото, — резко сказал материализовавшийся вроде бы прямо из воздуха чернокожий солдат с какими-то командирскими нашивками. Выглядел он хмуро и явно был не в восторге от необходимости сопровождать группу российских альпинистов, решивших зачем-то подняться на высшую точку Руанды и гор Вирунга – вулкан Карисимби (4507 м.), расположенный прямо на границе Руанды и охваченного гражданской войной Восточного Конго.

Путь похода по Руанде

Подготовка к походу

Идея подняться на шестую вершину Африки и высшую точку гор Вирунгу возникла у нас давно. Этот район практически незнаком альпинистам и горным туристам из постсоветских стран, что связано с нестабильностью в этом районе и, прежде всего, с ситуацией в Демократической Республике Конго, где уже полвека идёт гражданская война.

Три года назад мировое сообщество смогло усадить за стол переговоров противоборствующие стороны и в Конго установился хрупкий мир. Этим смогли воспользоваться украинские альпинисты из команды хорошо известного основателя стиля «Экзотический экстрим» Виталия Томчика, с которым у нас образовалось негласное соперничество в первопрохождениях на высшие точки экзотических стран. Мы были вторыми после его команды на третьей вершине Африки пике Маргерит в горах Рувензори и на четвёртой горе Рас-Дашен в горах Семиен в Эфиопии. Зато смогли первыми подняться на высшую точку Венесуэлы пик Боливар и высшую точку стран Австралии и Океании пик Вильгельм в Папуа-Новая Гвинея.

И вот опять мы пытаемся стать вторыми по СНГ, но всё же первыми из России. Да и район планируем изучить более основательно – подняться не только на высшую точку, но и на остальные вулканы, на которые сможем получить пермит (разрешение). В том числе и на самый известный вулкан этих мест Ньирагонго  – один из трёх постоянно действующих вулканов мира с озером расплавленной магмы в кратере.

Мы списались с национальным парком «Вирунга», в котором находится этот вулкан, договорились, что представитель парка встретит нас в приграничном городе Гома и поможет с организацией восхождения.

Но жизнь опять внесла коррективы. Стоило нам купить билеты на самолёт, как в Конго с новой силой вспыхнула гражданская война. Повстанцы из движения М23, к которым примкнула группировка «Маи-Маи», обвинили правительство в невыполнении условий перемирия и начали боевые действия.

Руанда.Лагерь беженцев из Конго

Мы с тревогой через французские сайты (наши СМИ ситуация в Конго не интересовала) отслеживали наступление повстанцев на Гому. Они приблизились к городу уже на 15 км. Складывалось впечатление, что правительственным войскам его не удержать. За неделю до нашего отъезда повстанцы захватили нацпарк «Вирунга» и стало непонятно, сможем ли мы вообще хоть куда-нибудь подняться. Французские сайты сообщали о тысячах беженцев, о вертолётах ООН, открывающих пулемётный огонь по повстанцам, чтобы дать спастись обезумевшим от страха мирным жителям. Мировое сообщество наконец хоть как-то озаботилось ситуацией, ведь захват повстанцами нацпарка «Вирунга» поставил под угрозу существование горных горилл, живущих только здесь, и так находящихся на грани вымирания.

Да и в руандийской части гор Вирунга стало неспокойно. Не обнадёживала информация о трёх убитых здесь рейнджерах, патрулирующих район проживания горных горилл. Действительно, границы в Африке – вещь очень относительная, особенно в джунглях. Контрольно-следовой полосы нет. А лес – идеальное укрытие для партизан. Так что наши перспективы на успешные восхождения даже в руандийской части гор Вирунга выглядели туманными.

Кигали

Прилетаем в столицу Руанды Кигали, самый большой город страны. Два рюкзака из наших четырёх потеряли при пересадке в столице Катара Дохе, нас не встретила фирма EuroCar, с которой мы договорились об аренде машины, но всё равно настроение бодрое. Мы опять в Африке!

Мемориал геноцида в Кигали

Постепенно всё наладилось: в фирму дозвонились, машина приехала, рюкзаки через день довезли, и даже потом заплатили по $50 компенсации за задержку. Немного удивили местные обменники, которые меняли по нормальному курсу только 100-долларовые купюры 2006 г. Зато никто не придирался к полиэтиленовым пакетам, а в Интернете ходила информация, что ввоз их в страну запрещён. Да, такие пакеты в местных магазинах не увидишь, только бумажные. Но если привёз – отнимать не будут.

Два часа по неплохой дороге на машине от Кигали, и мы подъезжаем к офису нацпарка, расположенного у подножия гор Вирунга. Менеджер парка долго изучал обращение от Федерации альпинизма России с просьбой о помощи в организации восхождения на вулкан Карисимби, затем отправил её по факсу в столицу.

— Разрешение получите не раньше, чем через 4 дня. А пока можете подняться на вулканы Бисоке и Габинда. Но без ночёвок на территории нацпарка.

Горные гориллы. Бисоке

Самка горной гориллы, на спине которой висел маленький детёныш, стояла на небольшой полянке, где расходились тропы, ведущие на вулканы Бисоке и Карасимбу. Она недовольно посмотрела на внезапно появившегося Диму, который шёл впереди нашей группы, направляющейся к Бисоке, затем развернулась и исчезла в джунглях.

Вулкан Бисоке

Люди, гориллы и шимпанзе по классификации биологов входят в одно подсемейство – гоминины. Так что горилла – очень близкий родственник человека. В горах Вирунга это хорошо понимаешь. Особенно, рассматривая лица некоторых жителей местных деревень. Живут гориллы 30—50 лет. Беременность – 8,5 месяцев. В общем, всё как у людей.Вот это повезло! Обычные туристы, желающие увидеть горных горилл, записываются на визит к ним за год, да и стоит это сейчас сумасшедшие деньги — $750 с человека всего за час наблюдения. При этом к обезьянам нельзя приближаться ближе, чем на 7 м, и проводить видеосъёмку! Причём так просто на эту экскурсию не попадёшь. Я заходил в офис нацпарка, спрашивал. Говорят, все места забронированы; ждите, может быть, повезёт и кто-нибудь откажется…

Рост самца гориллы достигает 2 м, масса — 250 кг, ширина в плечах – до 1 м, так что выглядят они внушительно. Горилла – самая крупная человекообразная обезьяна на планете. Она стала прообразом Кинг-Конга, культового персонажа голливудских фильмов. У Кинг-Конга лицо гориллы, её фигура и многие повадки.

Солдат перекрывает тропу к месту привала.

Несмотря на грозный вид, гориллы — миролюбивые животные. Разборки в семье происходят в основном между самками. Самцы не нападают первыми, да и в случае защиты семейства их агрессия обычно сводится к демонстрации силы и запугиванию: горилла бросается на врага и резко останавливается перед ним, поднимается с четверенек на ноги и бьёт себя в грудь. И это всё. Но если враг тем не менее нападает, горилла сможет за себя постоять. Её мощных зубов побаиваются даже леопарды.

Горных горилл осталось очень мало: всего 600. И все они живут тут — половина в горах Вирунгу, остальные – в находящемся неподалёку непроходимом лесу Бвинди. Они находятся под охраной рейнджеров нацпарков, защищающих животных от браконьеров.

Популярность горным гориллам принесли работы американского зоолога Дайаны Фосси, которая почти 20 лет прожила вместе с ними здесь, в маленьком домике на перемычке между вулканами Бисоке и Карасимби. Бесстрашная была женщина! Жила в джунглях совсем одна, хотя в Конго всегда было неспокойно. Здесь же её и убили – 26 декабря 1985 г. зарубили мачете в собственном бунгало.

После смерти Дайаны по её книге «Гориллы в тумане» был снят одноимённый фильм с Сигурни Уивер в главной роли, который сделал горных горилл очень популярными. И теперь слово Руанда в туриндустрии однозначно ассоциируется с горными гориллами. А имя Дайаны Фосси увековечено в названиях самых различных фондов и организаций.

…Немного передохнув на развилке троп, ведущих к вулканам Бисоке и Карасимби (под указателем на тропу к могиле Дайаны Фосси, высота 2980 м), продолжаем подъём на Бисоке. Тропа хорошая, но это джунгли – всё зарастает очень быстро. И местный «борщевик» жжётся очень сильно, обжигая даже через ветровку. Проводник срывает лист лобелии и выдавливает из него на мою рану сок молочного цвета. Боль от ожога сразу проходит.

Указатель к могиле Дайаны Фосси

Выходим за границу леса. Идти сразу становится легче. Ещё немного, и мы на краю кратера вулкана Бисоке, что в переводе с местного языка означает «водяная дыра». Она тут действительно есть: это озеро в кратере вулкана, воду из которого даже можно пить. Мы, правда, не рискнули, а вот солдаты воды набрали, подобрели и даже разрешили с собой сфотографироваться.

— А зачем с нами идут солдаты? – спрашиваю у проводника.

— Для защиты от диких животных

— А почему их так много? В других местах для отпугивания животных вполне хватает одного человека с ружьём. А наш отряд справится и с Кинг-Конгом.

— Слоны и буйволы очень агрессивны.

— А граница с мятежным Конго далеко?

— Да, это очень далеко. Здесь всё безопасно. Но обойти по краю кратера вокруг озера нельзя.

— Почему?

— Не положено.

Именно это и должен «впаривать» глупым туристам местный проводник. Не сознаваться же, что граница — в сотне метров от нас, а конголезскую часть нацпарка на прошлой неделе захватили повстанцы.

Подъём от деревни на границе нацпарка (2600 м, от офиса нацпарка до этой деревни 16 км по плохой дороге) занял 3,5 часа. Тропа хорошая, народ здесь ходит. Технических сложностей нет.

Белоголовая ворона

Полюбовавшись озером и покормив печеньем откуда-то появившуюся белоголовую ворону с огромным клювом, собираемся и начинаем спуск.

Вулкан Габинда

— Подъём! Идём дальше! – кричит наш проводник — очаровательная девушка Бернис.

— Ей бы надзирателем в тюрьме работать, — недовольно ворчит, вставая, Владимир Шатаев.

Все уже сильно устали. 12 км по джунглям с набором и сбросом по высоте километра– тяжёлый дневной график. А что делать? Ночевать в нацпарке нам категорически запретили, пришлось отказаться от организации базового лагеря на перемычке между вулканами Габинда и Мухабура.

Горы Вирунга — часть Восточно-Африканской рифтовой долины, гигантского (примерно 6 тыс. км) разрыва Земной коры, тянущегося от Северной Эфиопии до Мозамбика. Когда-нибудь через 3 миллиона лет Восточная Африка оторвётся от основного континента и образуется огромный новый остров. Конго, Руанда, Бурунди и Уганда к этому готовы — их границы проходят как раз по этому разлому.

Вулкан Габинда. Дождевой червь.

В Восточно-Африканской рифтовой долине находятся почти все горные массивы Африки, а также Великие Африканские озёра. Горы

Вирунга находятся между озёрами Киву и Эдуарда на границе трёх стран — Конго, Руанды и Уганды. На стыке этих стран находится вулкан Сабиньо (3634 м), на границе Руанды и Конго — Карисимби (4507 м) и Бисоке ( 3711 м), чуть дальше, на территории Конго, — Микено (4437 м) и Ньирагонго (3462 м) — самый известный вулкан этих мест, один из трёх на планете, где можно наблюдать озеро раскалённой лавы. В 2002 г. она переполнила кратер Ньирагонго и накрыла находящийся в 20 км от него город Гома. Погибли 147 человек, ещё 250 тысяч бежали в соседнюю Руанду. На границе Руанды и Уганды расположены вулканы Мухабура (4127 м) и Габинда (3474 м) — цель нашего сегодняшнего восхождения.

Раньше в горах Вирунга был один большой нацпарк «Альберт», основанный бельгийцами для защиты горных горилл ещё в 1925 г. Это был первый нацпарк в Африке. В 1960 г., после ухода бельгийцев и образования новых независимых государств, парк разделила государственная граница между Руандой и Конго. Конголезская часть получила название «нацпарк «Вирунга»», а руандийская — «парк Вулканов».

Вулкан Габинда. В тропическом лесу

Утром (выехали в 8.40 с высоты 2380 м) мы подъехали на джипе как можно ближе к вулкану Мухабура, потом час пробирались через картофельные поля и наконец вошли в джунгли. Здесь к нам присоединилась охрана — пять солдат руандийской армии в камуфляже и с автоматами. Видимо, и здесь есть вероятность столкнуться с отрядами боевиков из Конго.

Тропа идёт по живописным бамбуковым зарослям и густому тропическому лесу. Люди здесь бывают очень редко, а по тропе, судя по многочисленным следам, в основном перемещаются буйволы и слоны. Особенно впечатлили следы лесного слона, который местами проваливался в тропическую грязь по колено. И помёт совсем свежий, ещё тёплый. В общем, столкнуться с животными здесь можно. Хотя нам не повезло — видели только дождевых червей. Зато каких! Толщиной в палец и длиной более полуметра.

Нас, туристов, четверо, да ещё пять солдат, проводник и один носильщик. Он идёт первым, срубая мачете мешающие пройти по тропе растения и ветки кустов. Хотя здесь нацпарк и вмешательство человека в окружающую природу запрещено. Но эти строгости — для туристов. Во всяком случае, Бернис срубать ветки нам запрещает. А мачете у носильщика, по словам девушки, совсем для других целей.

— При желании номер один вы можете отойти недалеко в джунгли сами, но не в сторону ручьёв. А вот при желании номер два вы зовите носильщика. Он выроет вам ямку с помощью мачете, а потом всё, вместе с бумагой, зароет, — объяснила девушка. Впрочем «желание номер два» ни у кого не появилось, так что эти обязанности носильщика остались невостребованными.

Владимир Шатаев на вершине вулкана Габинда

По довольно пологой тропе поднимаемся на перемычку между вулканами Габинда и Мухабура. Здесь мы планировали разбить базовый лагерь для восхождений. Но теперь, не получив на это разрешение у властей, которые заявили, что для обеспечения там нашей безопасности им нужна подготовка в течении 20 дней, придётся ограничиться одним вулканом Габинда. И так будет трудно выйти из зоны леса до темноты, что было условием получения пермита на восхождение.

После перемычки тропа начинает быстро набирать высоту. Карабкаясь по зарослям небольших деревьев и кустарников, вылезаем в 13.45 на вершину. Здесь мы точно первые не только из России, но из СНГ.

Погода начинает портиться. Из Конго наступает дождевой фронт. Долго не задерживаемся, кормим шоколадом наших спутников и уже под начинающимся дождем бежим вниз.

Карисимби — высшая точка гор Вирунга

В столице рассмотрели нашу просьбу о восхождении на Карисимби и дали пермит. А также 15 человек руандийского спецназа, ящик с патронами и ручной пулемёт. Россиян всего четверо: мы с Ириной, молодой питерский горовосходитель Дмитрий и наш прославленный альпинист Владимир Шатаев. С нами 6 портеров и проводник. Итого весь отряд 26 человек.

Горы Вирунга. Вулкан Карисимби

Экспедиция, отправившаяся в фильме «Кинг-Конг» на спасение красавицы Энн Дэрроу, выглядела не так внушительно. Впрочем, единственная женщина — блондинка Ирина — идёт с нами и её не надо спасать. Так что мы скорее похожи на отряд дикарей, тащущих похищенную Энн на гигантский алтарь – гору Карисимби — для жертвоприношения. Да и мачта, установленная на вершине горы, очень похожа на шпиль небоскрёба «Эмпайр-стейт-билдинг».

Возрастной диапазон участников очень широкий, но это никак не сказывается на сплочённости небольшого коллектива, объединённого общей целью. Красная куртка Шатаева мелькает где-то впереди. Мы с Ириной годимся ему в дети, Дима – во внуки, но Владимир Николаевич и в свои 75 бежит быстрее всех. Вот что значит советская школа альпинизма и постоянное поддержание хорошей формы!

На тропе много следов животных. Но встретили только большую антилопу, которая нас очень испугалась. Горилл не видно, но на тропе встречается их помёт.

Руанда. Горы Вирунгу. Группа под вулканом Карисимби

Выходим на большое заросшее лесом плато между вулканами Бисоке и Карасимби. Где мы сейчас – в Руанде или уже в Конго? Непонятно. Спутниковый навигатор показывает какую-то ерунду. Читал, что США специально делают невозможным использование своих спутников для навигации в зонах боевых действий, но впервые столкнулся с этим на практике. Понятно, почему Россия развертывает свою альтернативную систему навигации ГЛОНАСС.

Как всегда неожиданно начался дождь. Под ногами грязь, по краям тропы мокрые заросли какого-то жгучего растения высотой в человеческий рост, чьи ожоги чувствуются даже через ткань ветровки, а тут ещё и тропический ливень. Моя совсем не дешёвая мембранная куртка, рассчитанная, по словам девушки-продавщицы в Москве, на любой дождь, промокла насквозь за пять минут. Видимо, девушка плохо себе представляла, что такое «любой дождь» в африканских джунглях.

Базовый лагерь под вулканом Карисимби

Наконец добрались до базового лагеря – небольшого навеса, под которым мы поставили палатки, и крошечной хижины для портеров (6 часов от деревни на границе нацпарка). Спецназ разбил два лагеря – в 20 м выше и ниже нас по тропе. Палатки у них маленькие и брезентовые, явно не рассчитанные на сильный ливень. Да и спальных мест мало. С другой стороны, всё равно спят по очереди. Одни спят, другие, затаясь на постах, защищают весь периметр нашего лагеря.

Быстро приготовили обед. Газ для горелок в Руанде купить невозможно, но мы были к этому готовы и взяли горелку, работающую на бензине. Продукты для восхождения привезли из Москвы. В.Шатаеву очень понравилось сублимированное мясо, купленное мной перед походом в редакции «ВВ». Владимир Николаевич и саму газету нашим портерам показал. Она вызвала большой интерес. Может, теперь у «ВВ» появятся новые подписчики из Руанды.

У солдат и портеров процесс приготовления пищи был значительно более долгим. Сначала они сходили в лес и нарубили дров, потом долго ходили за водой. Странное место выбрали для базового лагеря – вдалеке от источников воды.

Наша охрана в базовом лагере под вулканом Карисимби

Спал плохо. Хотя вроде не так высоко — 3600 м, да и акклиматизировались хорошо. Однако всё равно трясёт лихорадка, видимо, проход по болотам через джунгли под дождём не прошёл бесследно. Но вот, наконец, можно вставать. Вылезаю из палатки, кипячу воду, засыпаю из пакетиков купленную ещё в Москве кашу быстрого приготовления и зову всех к «столу».

На восхождение вышли в 5.20 утра, в полной темноте. Пробиваться по бурелому при свете налобных фонарей совсем нелегко. Но делать нечего, впереди очень длинный и тяжёлый день. Через час стало светать, и нас опутал густой туман. Чем выше, тем круче путь подъёма, ведь это же вулкан. Но никаких технических сложностей нет. И крутизна травянистого склона не превышает 30°.

В 9.30 вылезаем на вершину, на которой вместо тура стоит огромная железная мачта. Когда подошли ближе, с неё обрушился на нас лёд. Настоящий «ледопад». Да и на грунте лёд есть. Причём он какой-то странной формы – в виде разбросанных по склону гроздей ледяных кристаллов.

Станция на вершине вулкана Карисимби

Перед походом смотрел архивные записи, сделанные здесь американским оператором 40 лет назад. Купол вулкана до половины был покрыт снегом. А сейчас? Вот что делает с природой глобальное потепление…

Рядом с мачтой какая-то станция, в которую мы залезли погреться и съесть положенный за успешное восхождение шоколад. Конечно, угостили и некоторых поднявшихся с нами спецназовцев. Другие остались караулить базовый лагерь. А потом, конечно, традиционное фотографирование с флагами на вершине. Первые россияне достигли и этой труднодоступной точки планеты.

Как всегда, в конце некоторые технические подробности, полезные при организации путешествия.

Перелёт Катарскими авиалиниями  Москва – Доха – Кигали и обратно обошёлся каждому в 28 тыс. р. Руандийская валюта – франк. $1 = 617 франков. Кемпинг-газ в Руанде купить невозможно, позаботьтесь о горелках, работающих на бензине. Аренда джипа обошлась в $80 в день. Пермиты на вулканы Бисоке и Габинда — по $75, на Карисимбу — $300. Ставить палатки разрешается только в специально отведённых местах. Самые дешёвые фрукты – растущие здесь ананасы и бананы. Местные очень не любят фотографироваться, будьте к этому готовы.

В горах Вирунга ночевали в «Кинг гестхаузе», который обошёлся нам в 20 тыс. франков в день на четверых. Оплата носильщика — 5000 франков в день.

Руанда. Горы Вирунгу. На вершине Карисимби

Руанда. Горы Вирунгу. На вершине Карисимби

В Дохе с этого года отменили бесплатную гостиницу для транзитных пассажиров с длительной пересадкой. А сиденья в аэропорту для сна не приспособлены. Дима смог поспать в комнате для мусульманской молитвы, но я не уверен, что это получится у других. В общем, летать на самолётах авиакомпании  «Эмирейтс» через Дубай мне понравилось больше.

Для въезда в страну требуется сертификат о прививке от жёлтой лихорадки, но у нас его никто не проверял. Все, кроме В.Шатаева, принимали противомалярийные таблетки «Лариам», хотя, возможно, перестраховались – комаров было очень мало. В болотах Вирунга для них слишком холодно, в других местах было слишком сухо.

Николай НОСОВ, фото автора

Другие материалы о походе

Кигали. Мемориал геноцида
Национальный парк Акагера
Горные гориллы. Восхождение на Бисоке
Горы Вирунга. Восхождение на вулкан Габинда
Между Конго и Нилом. Джипинг на озере Киву
Бурунди. По следам Д.Ливингстона
В самой богатой стране мира
Вы можите оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>


9 − один =

Локализовано: шаблон под Wordpress